Страшная и удивительная история

о том, как я потеряла свое тело, а потом нашла не только тело, но и всю себя целиком

Часть 1. В которой я потеряла своё тело.

Эта история началась, когда мне было 18 лет.

В то время, обладая миловидным лицом, чистой кожей и телом, соответствующим всем стандартам тех лет, я была в начале пути по освоению навыков манипуляции окружающими людьми. Я прекрасно осознавала какой бонус в виде внешности мне достался и пользовалась им в меру своих сил и возможностей. И так как я не имела какого-то грандиозного плана, чаще всего я просто забавлялась, наблюдая за реакциями людей на своё поведение в эффектной оболочке.

Красивое тело всегда вызывает эмоции-зависть, вожделение, восхищение, гнев-не важно, ведь всё это можно использовать. В общем, на тот момент я была довольно-таки мерзотным, хотя и не очень опытным в мерзотности, существом. И кто знает, где бы я оказалась сейчас, если бы со мной не произошла эта страшная и удивительная история.

Внезапно я заболела страшной болезнью, по неизвестной врачам, причине.

Сейчас-то я уверена, что меня просто прокляла какая-то баба за то, что её парень пускал при виде меня слюни, но моя мама, в то время кандидат медицинских наук, была предельно рациональна и таскала меня по всем, самым крутым, на тот момент, московским врачам. Врачи только разводили руками: каждый назначал своё лечение и анализы, но причину болезни назвать не мог. Ни одно лечение так и не помогло, и болезнь только прогрессировала.

Ужас моей болезни для меня заключался в том, что я в момент лишилась всей своей привлекательности, став настоящим чудовищем из сказок – лицо покрыли гнойники и язвы и когда мы с мамой ездили по врачам на метро, дети при виде меня начинали плакать, а взрослые отходили в сторонку. Я начала носить медицинскую маску, но это не сильно помогло. Болезнь перестала походить на жестокую шутку, когда на лечение у меня развился отёк Квинке-это такая жуткая аллергическая реакция, когда сначала отекает лицо, причём отекает реально до состояния шара, так, что невозможно открыть глаза,а затем и дыхательные пути. Я начала задыхаться и меня по скорой отправили в больницу, где я и провела следующие 8 недель.

Первые неделю я провела в абсолютной темноте-отёк сходил медленно и я успела приобрести не только прекрасный для сценариста опыт полной слепоты, но и заодно навсегда расстаться с иллюзией, что моё тело-счастливый билетик и спасительный круг.

Так, в 18 лет, я четко осознала, что «всё тлен».

В этом возрасте психика ещё пластична, только этим я могу объяснить своё быстрое, хоть и мучительное смирение с тем, что моя привлекательная телесная оболочка-кратковременный ресурс. Лишившись своего бонуса, я решила сделать ставку на ум.

ЧАСТЬ 2 Диктатура разума

В то время учёба не доставляла мне удовольствия, я училась только для того, чтобы повысить свои шансы выживания в мире, где не каждый встречный хочет залезть мне в трусы.

Но училась много.

На последних курсах медицинского университета я училась в институте интегративной системной психотерапии, потому что после работы в детской онкологии медсестрой и на скорой помощи фельдшером, меня уже сложно было заинтересовать одной врачебной практикой.

Я ходила на все самые интересные кружки: хирургия, психиатрия и даже инфекционные болезни, на котором нам рассказывали об очень редких инфекциях и ,тогда не таком популярном, как сейчас, СПИДЕ. Конечно, я надеялась найти причину и своей болезни. А началась моя учёба и мои поиски прямо в палате больницы, в которой началась моя история.

Так вышло, что по скорой я попала в отделение в котором находилась кафедра «кожных болезней» нашего института, а проводились занятия со студентами прямо около моей палаты-я просто садилась на стульчике в коридорчике своей палаты и слушала. Так, ещё не начав толком учиться на 1 курсе, я прошла почти полный курс по дерматологии и стала самой юной участницей кружка, который также проходил в отделении, где я лежала.

После занятий, с разрешения заведующего отделением, я ходила по палатам и собирала истории жизни пациентов. В нашем отделении в основном лежали люди с тяжёлыми заболеваниями кожи и если у меня было поражено всего лишь лицо, то у большинства в этом отделении было поражено всё тело.

Выглядели они жутковато, а некоторые просто ужасно. В свои 18 я именно так представляла проказу, а Фреди Крюгер, по сравнению с некоторыми из них выглядел бы «очень даже ничего».

Я часами разговаривала с этими людьми и собранные мной анамнезы жизни были толще всей истории болезни. Я чувствовала с ними связь, как с товарищами по несчастью, мы говорили на равных-ведь всё, что они мне рассказывали о своей жизни, могло стать и частью моей.

Я выслушала множество историй в которых болезнь была хозяином жизни, а тело пассивным придатком, подчиняющимся ей: люди находили свою любовь или хорошую работу, а потом приходила болезнь и всё это у них отнимала. Они не сопротивлялись и казались мне глубокими стариками, а ведь им было столько же лет сколько мне сейчас.

Эти люди смирились с тем, что обычная жизнь «нормальных» людей им недоступна или доступна только на короткое время.

Но я не смирилась. Я перестала доверять своему телу и не могла его больше любить, но я старательно тренировала своё тело и досконально изучала его. Я рисковала им и была с ним крайне жестока, например, я получила второй разряд по альпинизму, несмотря на то, что страшно боялась высоты. Меня не покидало ужасное чувство: как-будто меня поместили во вражеский организм в любую минуту готовый уничтожить и себя, и меня вместе с ним.

У меня было сильное, тренированное тело, практичный ум и жестокость укротителя крокодилов.

И с этим набором я, готовящаяся к зимнему восхождению на шеститысячник и одновременно к месту в операционной микрохирургии, узнаю, что беременна.

ЧАСТЬ 3 Битва и обретение потерянного тела

Именно моя тяжёлая, чудовищно болезненная беременность и вернула мне моё тело.

Эти девять месяцев стали началом моего пути к себе, моей главной битвой и главной победой.

Ещё в начале беременности врачи сказали, что выносить ребёнка, а тем более двоих детей, для меня невозможно из-за опухолей в матке. До беременности они были стабильны, но такой гормональный стресс, по словам врачей, обязательно вызовет их рост и болезнь будет прогрессировать. Так и произошло.

Врачи ошиблись только в невозможности процесса. Моё тело выдержало всё-операцию на матке в 22 недели беременности, постоянные боли до, после и во время. И я бы не справилась, если бы продолжала относится к телу, как к машине для достижения целей, управляемой мозгом. За время беременности тело стало для меня не только боевым товарищем, но и лучшим другом. Я старалась заботится освоим теле, училась у него силе и мудрости. Всё, что я искала своим умом я нашла в своём теле.

Я начала видеть красоту тела не на его поверхности, а внутри. Не в том, как оно выглядит, а что оно может. Силу не в километрах и килограммах, а в энергии которую оно создаёт и сохраняет.

После рождения двоих здоровых детей я осознала, что моё тело, может всё.

ЧАСТЬ 4 Принятия себя

Моё отношение к своему телу постепенно меняло и моё отношение к себе, и к своей жизни. Совсем не сразу, но я начала заботится о себе, прислушиваться к своим потребностям и желаниям. Слушать себя и слышать.

Постепенно, из голема представлений обо мне другими людьми и собственных искаженных понятий о том, какая я должна быть, я становилась живым человеком-такой, какая я есть.

Сначала я пробиралась практически «на ощупь», плохо отличая чужие желания от своих, но со временем, я научилась слышать себя по-настоящему.

Я ушла от мужа, который был хорошим человеком, но не любил меня. Ушла, потому что, не сразу, но смогла признать, что мне нужна любовь, а не социально одобряемые отношения и экономическая безопасность.

Ушла из более перспективной, экономически выгодной и социально одобряемой специальности, потому что не захотела всю свою жизнь посвящать только работе.

Стала заниматься йогой, танцами и акробатикой, потому что именно этих телесных практик просило моё тело.

Стала встречаться с людьми, которые мне нравится, с которыми у меня возникает желание быть рядом, а не с теми людьми, которых знакомят с родителями, о которых хвастаются в соц сетях и с которыми планируют «стабильное» будущее.

Я продолжала учиться, но не тому что меня «поднимет», «продвинет» и «обеспечит».

Я изучала йогу и сценарное мастерство. Проводила открытые занятия на сотню человек на фестивалях йоги и питчила сценарные проекты перед несколькими продюсерами.

Я жила настоящей, своей жизнью.

И поэтому сейчас я здесь, В Барселоне. Не потому, что здесь лучше, выгоднее, безопаснее, практичнее, а потому что это моя жизнь, мой путь. И я настоящая и живая, и поэтому совсем не совершенная.

И я готова делиться своим не совершенством, мудростью и силой, знаниями и практикой. Всем, что выстрадала и вылюбила. Всем, что могу передать дальше, настоящим вам.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *